Всему вопреки

Глава 8

Кэрол совершенно не представляла себе, где искать библиотеку, поэтому она обратилась за помощью к служанке, которую встретила в одном из коридоров. Та проводила ее до нужной двери и удалилась. Девушка хотела постучать, но в самый последний момент что-то заставило ее распахнуть дверь и войти без стука, хотя какой-то тихий внутренний голос и предостерегал ее от подобного поступка.

Войдя в комнату, девушка немедленно пожалела о том, что не прислушалась к мудрому совету своего внутреннего голоса. Библиотека представляла собой просторную и прекрасно, хотя и не совсем в английском духе, обставленную комнату. Позади огромного стола, уставленного вазами со свежими цветами и письменными приборами, Кэрол увидела двоих. Они стояли очень близко друг к другу, и их руки сплелись в объятиях.

Кэрол в испуге попятилась и хотела уйти, но дверь с предательским стуком захлопнулась за ее спиной. Девушке не оставалось ничего другого, как, прижавшись к ней спиной, наблюдать разыгравшуюся перед ее глазами любовную сцену. Через несколько секунд, немного оправившись от испуга и смущения, она все же нашла в себе силы повернуться, нажать на ручку двери, открыть ее и выскочить из комнаты вон, причем так быстро, словно за ней гнались все демоны ада. Она быстрым шагом пошла по коридору, стараясь успокоиться и забыть все, что увидела в библиотеке. Ее остановил резкий окрик Джеймса Пенталона:

— Кэрол, вернитесь!

Она обернулась и увидела его стройную фигуру.

— Почему вы убегаете, Кэрол?

Он догнал девушку и, схватив за руку, резко повернул лицом к свету люстры, висевшей под потолком. В свете ламп волосы Кэрол вспыхнули мириадами искр; лицо было бледным, в глазах стояли обида и боль.

— Почему вы так смотрите, Кэрол? Вы застали меня и мадам Сент-Клер вместе, но это еще не конец света! Мы всего лишь прощались.

— Да, понимаю, — скорее выдохнула, чем сказала девушка.

Сильные пальцы Джеймса крепко обвили ее запястье.

— Мы старые друзья, старые друзья, вы понимаете это? Мы не могли вот так просто взять и расстаться без… без…

— …нескольких слов сожаления о том, что не можем пожениться! — Санта Сент-Клер выступила вперед; она держалась прямо и спокойно. — И поскольку вы, мадмуазель, стали участницей этого фарса, вы должны смотреть правде в глаза и держаться с достоинством, — Взяв Джеймса под руку, она взглянула на него с некоторым триумфом, — Да, мы с Джеймсом любовники. Мы стали любовниками с момента нашей первой встречи.

— Неправда, — поспешно возразил Джеймс.

— Хорошо, это случилось после смерти моего мужа. С тех пор, как я стала свободна! — Санта прижалась щекой к его плечу. — Джеймс всегда был правильным человеком и, пока я была замужем, удовлетворялся тем, что обожал меня издали. Он ничем не скомпрометировал меня перед мужем, потому что он англичанин… Пожалуй, даже слишком англичанин! — она посмотрела на Джеймса призывным взором. — Мы так стремились друг к другу, а теперь мы расстаемся… Теперь, когда я стала свободна, как ветер, мы не можем пожениться! Почему? — она бросила на Кэрол безжалостный взгляд. — Только потому, что Джеймс вообще ни на ком никогда не женится!

— Успокойся, — строго сказал ей Джеймс.

Высвободив руку и отвернувшись от Санты, Джеймс снова перевел взгляд на Кэрол. Впервые за все время их знакомства девушка не выдержала: выражение ее лица выдавало страшное волнение, она отстранилась и отступила на шаг.

— О, пожалуйста! — Она почти задыхалась. — Вы ничего не должны мне объяснять, я ничего не хочу слышать!

— И все же вы кое-что услышите, — проговорил он сквозь зубы. — Вы ведете себя так, словно всю свою сознательную жизнь провели в женском монастыре…

— А заведение мисс Доув как раз и есть разновидность женского монастыря, — перебила его Санта. Открыв золотую пудреницу, она сосредоточенно приводила в порядок свое лицо. — Ты должен был понять это, дорогой, когда нашел там эту малышку. Она не имеет никакого опыта в общении с мужчинами и, поэтому, находит твое поведение странным. Честно говоря, если с тобой была бы помолвлена я, то я была бы того же мнения! Впрочем, если бы мне не объяснили, что за все переживания и волнения мне хорошо заплатят, я вновь стану свободной, побегу встречаться со своими очаровательными приятелями и буду терпеливо ожидать, когда ты пришлешь мне чек. Ведь именно так ты предполагал поступить с этой малышкой? — Она еще раз взглянула на себя в зеркальце и достала губную помаду в золотом футляре. — Вознагради же ее старания таким чеком, чтобы ей больше не пришлось никого учить в этой глупой школе и, пожалуй, купи ей еще несколько новых нарядов.