Всему вопреки

Глава 4

Час спустя, они возвращались в Париж. Марти весело смеялась на заднем сидении, ее брат держал себя довольно спокойно, а Кэрол ощущала, что в ней умерла всякая способность смеяться.

Она чувствовала себя разбитой, подавленной и глубоко оскорбленной. Она оказалась куклой, которую использовали в… Но как он посмел? Только для того, чтобы устроить собственные дела! Подвергнуть ее такому испытанию лишь потому, что сам попал в затруднительное положение и был вынужден как-то из него выбираться! Он заставил ее бессовестно лгать и выставил в самом идиотском свете.

Никогда не забудет она немой укор во взгляде Армана де Сартр, когда он поздравлял ее, так холодно и натянуто, что казалось, слова застревают у него в горле.

— Похоже, мы встретились с вами немного поздно, — заметил он. — Прошу меня извинить! — Граф резко развернулся и отошел от них. В тот день Кэрол больше его не видела.

— Ни за что не забуду, какой яростью сверкали глаза Санты Сент-Клер, когда ты представил Кэрол, как свою будущую жену, — всхлипывала Марти, покатываясь от смеха. — Сначала она попятилась назад, а потом мне показалось, что она зашипит, как разъяренная кошка! Какая удача, Джеймс, что тебе удалось наконец от нее избавиться! И зачем ты только впутываешься в такие истории?

— Не считаю нужным давать какие-либо объяснения ветреной болтунье вроде тебя, — ответил Джеймс и надавил на газ с такой силой, что машина помчалась, как стрела, выпущенная из лука. — Это совершенно не твоего ума дело.

— Но Кэрол — моя подруга, и все, что касается ее, касается и меня!

— Все неудобства и неприятности Кэрол будут компенсированы, — с ударением на последнем слове сказал Джеймс.

— О, неужели? — отозвалась Кэрол с негодованием в голосе. — И что же вы считаете достаточной компенсацией, мистер Пенталон? Я всего лишь недалекая помощница учителя и, конечно же, не имею права на высокие чувства. У меня никого нет, даже брата, который мог бы за меня заступиться и не позволить вам использовать меня в собственных низких целях. Но вы даже не представляете себе, какой ущерб нанесли мне сегодня. Вам не приходило в голову, что я могу быть уже помолвлена?..

— Вы не помолвлены, — перебил ее Джеймс с холодной и наглой улыбкой. — Я это очень осторожно выяснил у Марти. Я знал, что вы ни с кем не связаны никакими обязательствами.

Кэрол застыла на сидении, ее щеки пылали.

— Марти не знает всего обо мне и моей личной жизни, — слабо запротестовала девушка. — Я, наконец, на три года старше ее.

— И за эти три года вы успели с кем-то обручиться?

Кэрол поняла, что он почти издевается над ней.

— Нет, конечно же, нет, — пролепетала девушка. — Я хотела сказать, что могла бы это сделать, но не сделала, — поправилась она.

— Значит, вы ни с кем не помолвлены?

— Нет.

— И у вас нет даже друга?

— Нет.

— И, тем не менее, вас очень волнует, что ваше имя в течение некоторого времени будет связано с моим?

— Да.

Марти наклонилась вперед и утешающе погладила ее по плечу.

— Это совсем ненадолго, может быть, на день или два! Джеймс просто хотел дать понять мадам Сент-Клер, что она не может рассчитывать на брак с ним. Ты совершенно свободна, вот он и решил, что ты не откажешься помочь ему освободиться от этой женщины. Мы ведь знаем друг друга много лет, Кэрол, я не вынесу, если эта Сент-Клер приберет к рукам Джеймса, ведь он — мой брат!

— К рукам прибирают только тогда, когда твердо уверены, что не встретят серьезного сопротивления, — парировала Кэрол.

Марти, слегка удивленная таким ответом, посмотрела на брата.

— Браво!

— Но все равно, ты ведь не станешь отрицать, что она ужасная женщина….

— Она — прекрасная женщина.

— Но она — вдова!

— И в этом ее несчастье, — сказала Кэрол и посмотрела на свои плотно сжатые руки.

Джеймс деланно улыбнулся, а потом рассмеялся. Казалось, он смеется над собой.

— Это справедливо, — заметил он, замедляя ход машины. Они въезжали в пригород. — У нашей дорогой Кэрол, как оказалось, весьма правильный взгляд на жизнь. Она считает вдов несчастными, а меня — прохвостом. В самом деле, я же последний негодяй! Бросивший на произвол судьбы прелестное, несчастное создание, похоронившее одного мужа и решившее, что у нее в кармане есть второй, с гораздо большим доходом, чем первый! Я понимаю, ей сейчас плохо, и вы ей сочувствуете, Кэрол. Но все это не может изменить того факта, что я никогда не собирался на ней жениться! И она это всегда знала!

Кэрол закусила губу. В конце концов, это ее не касается, и она не вправе быть судьей. Но Джеймс втянул ее во все это, и она может и должна протестовать.

— Прошу прощения, — тихо сказала она. — Я знаю, что это не мое дело.