Всему вопреки

Глава 12

Санта весело рассмеялась. Если она хотела показать этим, что Джеймс ее ужасно позабавил, то цели своей, безусловно, достигла.

Арман, напротив, был несколько озадачен и даже обижен. Он поглядывал на Марти, которая пыталась веселой болтовней сгладить холодность своего брата и создать впечатление, что ужасна рада гостям, даже Санте, поскольку воспитание не позволяло ей проявить личную неприязнь к этой женщине. В карих глазах графа было недоумение. Он вновь посмотрел на Кэрол и печально улыбнулся.

Очень

Марти повела всех к дому, продолжая беззаботно щебетать. Санта шла, не выпуская из своей руки руку Джеймса и громко восхищаясь великолепием Ферн Эбби.

Она выстрелила в Джеймса взглядом, способным растопить глыбу льда, и негромко промурлыкала:

— Англичанин в своем родовом замке…

Когда они вошли, Санта принялась внимательно, со знанием дела, рассматривать богатое убранство огромного зала: гобелены, расшитые золотом знамена, старинное оружие, сопровождая осмотр возгласами одобрения. Сильное впечатление на нее произвела и прекрасно вышколенная домашняя прислуга.

Экономка казалась озабоченной, поскольку неожиданный приезд новой гостьи не позволил ей заранее приготовить для нее комнату.

— Пустяки, дорогой Джеймс, — своим глубоким грудным голосом сказала мадам Сент-Клер, — ведь я приехала без предупреждения. Ты можешь поместить меня куда угодно. Я не стану возражать. Уверяю тебя! Ты однажды рассказывал мне о каких-то удивительных покоях, построенных твоим отцом для женщины, на которой он собирался жениться… Но, конечно, они предоставлены твоей маленькой мисс Стерн… — Они окинула Кэрол быстрым взглядом. — Ведь она и здесь продолжает играть свою роль.

Кэрол и миссис Беннет заговорили одновременно.

— Вы можете занять мою комнату… — начала было Кэрол, но экономка перебила ее, сказав, что через пятнадцать минут приготовит для новой гостьи Орхидейную комнату, которую совсем недавно отремонтировали, но в ней довольно маленькая ванная комната и совсем нет гардеробной.

Кэрол снова заговорила, на этот раз уже более внятно:

— Думаю, мадам Сент-Клер должна поселиться в Белых покоях, ведь она так много о них слышала и, без сомнения, полагала, что займет именно эти комнаты, когда собиралась сюда. А я буду просто счастлива перебраться куда-нибудь еще.

Мадам Сент-Клер вяло улыбнулась, продолжая льнуть к плечу Джеймса, но тот довольно резко возразил:

— Нет, Кэрол. В Ферн Эбби достаточно спален, а выбрать, в какой из них устроить мадам Сент-Клер — забота миссис Беннет. Мы же, тем временем, перейдем в гостиную и что-нибудь выпьем.

Обычно напитки подавались в зал или в библиотеку, но сегодня, в честь приезда Санты, их подали в большую гостиную, из настежь распахнутых окон которой открывался изумительный вид на сад, сиявший великолепием красок под жарким летним небом. Санта сняла шляпу и принялась бродить по гостиной, с огромным интересом рассматривая ее роскошное убранство. Издавая по-французски громкие восклицания восторга, она щупала своими нежными пальчиками старинные ковры ручной работы, висевшие по стенам шелковые гобелены и даже оконные портьеры. С беспристрастностью аукциониста она оглядела пару ломберных столиков с ножками из позолоченного серебра, а от вида установленной на массивной серебряной подставки полированной горки времен Карла Второго, пришла в совершенный экстаз.

Эта женщина могла позволить себе любить Джеймса на свой легкомысленный французский манер, но вот любить его имущество она была готова с истинно английским постоянством. Санта всегда знала, что Джеймс богат, теперь же она убедилась воочию, что богат он просто сказочно, и такое богатство может послужить отличным фоном для ее красоты.

Джеймс колдовал над аперитивами для гостей и, как заметила Кэрол, наблюдал за Сантой с хмурым и недовольным видом. Когда Арман, Марти и Кэрол занялись беседой, Джеймс и Санта встали возле открытого окна.

Санта не отрывала от Джеймса своих огромных темных глаз и что-то очень тихо говорила ему. Через несколько минут они вместе вышли на террасу, и Кэрол, рассеянно слушая рассказ графа о предстоящей экспедиции, не могла не отметить, как красиво смотрится эта пара.

Марти, неожиданно напустив на себя озабоченный вид, сказала, что ей совершенно необходимо присмотреть за приготовлением ленча, и, куда-то упорхнула. Кэрол и граф остались вдвоем. Граф устремил на нее взгляд, полный дружеской теплоты и какой-то надежды, чем несколько смутил девушку.

— Мадмуазель, — начал он, но, решив, что это прозвучало слишком уж официально, на мгновение замолчал. — Кэрол… — он произнес ее имя с какой-то особенной нежностью, — я надеюсь, мои розы не обидели вас.