Сталин и органы ОГПУ

Послевоенный период

После возвращения из Потсдама Сталин пригласил к себе академиков И. Курчатова и Ю. Харитона и просил ускорить работу по созданию атомной бомбы, поскольку Америка уже ее имела. Л. Берия был только исполнитель по подготовке и созданию атомной бомбы. Поскольку Курчатов уже вел эту работу, Сталин просил ее ускорить. Ученые заверили Сталина о скором времени создания атомной бомбы. Взрыв производили в пустыне у китайской границы, руководил работами Ю. Харитон. Он ходил в кратер взрыва атомной бомбы, определял степень радиации. Это была яма, в которую можно было поместить пятиэтажный дом. В то время премии ученым за исследования атомной энергии давали по 700 тысяч каждому. Муж моего источника, ученый, получил премию 700 тысяч. В 1953 г. это были громадные деньги.

Сталин был любитель брать с собой в машину попутчиков. Из воспоминаний телохранителя Сталина В. Косарева:

«Со Сталиным на Каширском шоссе от деревни Заборье в машине находились А. Раков, В. Туков. Примерно до 8 раз Сталин набивал машину взрослыми и детьми и возил их в сторону Семеновского».

В. Туков: «Сталин, обычно заполнив по пути колхозниками три машины, в том числе и свою, ехал в Семеновское. Подробности поездки указаны в одной из моих брошюр о Сталине.

Из воспоминаний полковника в отставке Н. Кирилина: «Однажды Сталин в своей машине подвез до дому жительницу деревни Акулово Много он с ней беседовал о житейских делах». В ЦК ВКП(б), по словам поварихи Ломовой, обедал из одной кухни со всеми сотрудниками ЦК ВКП(б). На подъемный лифт садился последним, пока не зайдут работники ЦК ВКП(б). Играл в городки на даче с рабочим по кухне Харьковским и сотрудниками охраны Альтшулером и Померанцевым. В биллиард играл по вечерам в 1934 г. с Кировым, позднее с комендантом С. Ефимовым, И. Орловым и другими членами Политбюро. Играли с ним А. Жданов, начальник охраны Н. Власик, А. Поскребышев и др. С Ежовым никогда не играл, в том числе и в шахматы. На даче вообще не было шахмат. На даче № 9 в Сочи Сталин ложился спать в 3 часа. Днем работал около кустарника и цветников у дачи. В море не купался, принимал только морские ванны. Принимал мацестинские ванны от полиартрита ног и рук. На юге покушений на Сталина никогда не было. Почему? Потому, что Сталина охранял народ. Врет Берия, а за ним и все газеты. Ездил в город мало. Был один раз в Ривьере. Угощал ребят конфетами. Вернее, Власик раздавал конфеты. Деньги были уплачены продавцу конфет сполна. Сталин даже Власика поздно вечером послал заплатить деньги продавцу, так как он вовремя забыл их уплатить. Продавец-грузин долго кланялся Власику и прижимал руку к сердцу. Питался Сталин просто. Мы по молодости питались в столовой лучше, чем Сталин.

Сталин любил жарить шашлык на опушке леса во время отдыха. К горнилу никого не подпускал. Работал на жаровне сам. Охрана только готовила дрова, уголь. А потом когда Сталин нажарит шашлыка и пригласит за стол нас — вот тогда, Туков, Хрусталев, Кирилин, Кузнецов садятся вместе со Сталиным и все «под метлу» поедают, да еще начальник охраны Власик на подмогу».

Вспоминает В. Туков: «Сталин как-то поехал через площадь Маяковского. Обратился ко мне: «Почему нет памятника Маяковскому? Он всю жизнь воспевал Ленина, революцию». Затем мы развернулись на машине, он и показал рукой: «Вот здесь поставить памятник Маяковскому». Памятник поставили уже после смерти Сталина.

Ехал Сталин по Новослободской ул. и обратил внимание на мрачное здание. Спрашивает меня: «Что это за здание?». Я ответил: «Это тюрьма для уголовников». Сталин: «Ошибаетесь, это была тюрьма для пересыльных революционеров. В ней я в царское время отбывал, как пересыльный. У меня был надзиратель из крестьян Красненков. Он приносил мне по два обеда. Хороший был мужик. Все протестовал против царизма, поскольку отобрали у него последнюю корову. Я просил его у моего окошка помолчать. А то услышит начальство — обоих нас прикончит». Сталин в 1950 г. приказал нам разыскать Красненкова, но мы его не нашли. Так и доложили Сталину».