Сталин и органы ОГПУ

Первые дни войны

Сталин выехал с дачи «Кунцево» в 3.30 22 июня 1941 г. Вез его в Кремль шофер П.Митрюхин. В 4 часа Сталин был уже в Кремле в своем кабинете. Сопровождали его В. Румянцев, П. Горундаев, П. Лозгачев. Вскоре появились Г. Жуков и С. Тимошенко. Все первые дни войны Сталин работал день и ночь. Как говорит В. Туков, Сталин в первые дни осунулся, почернел, оспины его стали более рельефны. Но он не забывал с нами здороваться и отвечал на приветствие.

С начала войны и до окончания Сталин выезжал на фронт более десяти раз. Более подробно мною описаны выезды Сталина на фронт в моих брошюрах с 1-й по 11-ю. Купить их можно в Московском Доме книги на Новом Арбате.

Но одну из поездок Сталина на фронт мы все же опишем. Секретно приготовленный спецпоезд из четырех вагонов и карликовый николаевских времен салон. Ехал Сталин ночью в первых числах августа 1943 г. Второго был он в Гжатске.

Вспоминает И. Орлов: «Затем Сталин на простых автомашинах переправился по оврагам и речкам в Юхново к генералу Соколовскому и Булганину. Там был при штабе фронта госпиталь для тяжелораненых. Сталин посетил этот госпиталь. Там были на лечении красноармейцы без рук, без ног. Сталин ознакомился с ранеными и произнес как бы сам себе: «Это и есть война со всеми бедами, которые терпит русский парод». Вскоре Сталин там почувствовал себя плохо. Хотели вызвать врача, но Сталин отказался от медпомощи. Впереди был город Ржев и контрнаступление наших войск. Надо было освобождать Смоленск и другие ворота на Москву. 4 августа 1943 г. мы с С. Ефимовым поехали на станцию Мителево. Перед нами стоял спецпоезд. Огня в нем и тепла нет. Прибыл Сталин. Зашел в вагон. Спросил: «Из обслуги кто-либо есть в вагонах?». Молниеносно перед Сталиным вырос, как из-под земли, бравый старик с казацкими усами и с бородой, расчесанной надвое. Старик оцепенел, представ перед Сталиным. Он взял руку под козырек и вытянулся в струнку. Сталин: «Как с освещением в вагоне?». Старик: «Товарищ Сталин, будет освещение». Сталин: «А как с теплом в вагоне?». Старик: «Будет сию минуту тепло». Старик, очевидно, это был старший проводник; продолжал стоять перед Сталиным навытяжку, держа руку под козырек. Сталин спокойно подошел, взял руку служаки от козырька, опустил ее и заметил: «Зачем так много чести для нас?». Старика точно ветром сдуло. Сразу появились электросвет и тепло.

Затем Сталин поехал на Калининский фронт к генералу Еременко. Из письма сержанта 135-го полка НКВД П. Резника: «Сталин прибыл в деревню Хорошово в дом Кондратьевой и остановился там на одну ночь. Мы, автоматчики полка, по дороге один километр охраняли Сталина.

Сталин захотел покушать. Ему Ефимов, Орлов сварили щи и вместе со Сталиным они пообедали уже в 23 часа. Рано утром прибыли Еременко, Ворошилов. Берия торчал около дома. 5-го августа 1943 г. Сталин выехал на «эмке» в сопровождении пограничника генерала Зубарева.

Отправляясь от Дома, Сталин поклонился мне и приложил свою руку к сердцу. После отъезда Сталина мы вповалку легли отдыхать в доме Кондратьевой».

Закончилась война. Политбюро решило его наградить Золотой Звездой. Сталин, узнав об этом, выругался: «Сволочи, подхалимы». Звезду не принял. Пояснил: «Я на фронте не был, в штыковую атаку не ходил». Попытки Маленкова, Поскребышева, Калинина вручить Звезду Сталину потерпели неудачу.

Уинстон Черчилль, касаясь Сталина, заметил: «Сталин выходил победителем из самого безвыходного положения».