Сталин и органы ОГПУ

Москва в осаде

Много пишут о боевых сражениях под Москвой, но я летопись начну с членов Политбюро ЦК ВКП(б), каково было поведение каждого из них в сентябре, октябре, ноябре 1941 г.? На Центральном фронте командовал немецкой армией генерал Ф. Ф. Бок. Его войска шли по Ленинградскому шоссе и вели бои в районе деревни Крюково. Это значит, в тылу Западного фронта генерала Г. К. Жукова, так как Перхушково осталось позади около можайского направления. Г. Жуков преимущественно работал, проводил совещания в бомбоубежище, где собирались командующие армий. В эти дни при Жукове находились сотрудники для особых поручений из НКВД Н. Бедов, М. Казьмин, М. Громов, выездной А. Устинов, Г. Сытник и др. С Юго-запада наступали немцы и находились в 100 километрах от Москвы, где нашими войсками командовал генерал Захаркин. С Калининского фронта наступала на Москву группа армии «Центр». По сообщению генерал-полковника П. А. Артемьева, немецкие танки появлялись на Химкинском мосту. По другим данным, немецкие мотоциклисты появлялись на шоссе в Серебряном бору. Несколько ранее немцы выбросили воздушный десант в количестве 6 человек в Тушинском лесу. К 15 октября 1941 г. сложилась катастрофическая обстановка на Западном фронте. Несколько больших воинских подразделений Красной армии находились в окружении.

Из воспоминаний командира авиадивизии при Ставке А. Голованова: «Зашел я к Сталину. Он один в кабинете. Стоит перед ним остывший чай. Сталин: «Что делать? Что делать?». Как будто я помогу выйти из окружения войскам на Западном фронте.

Появился С. Тимошенко. Сталина как подменили и как ни в чем не бывало, он стал принимать С. Тимошенко, Б. Шапошникова. Сталин имел возможность как Главнокомандующий поехать в Куйбышев поездом, который стоял за Абельмановской заставой, или на самолете «Дуглас», с летчиком В. Грачевым.

Такой самолет стоял на Чкаловском аэродроме. Охрану его несли мои подчиненные Ю. Корольков, А. Сусанин, А. Жуков. Спецпоезд охраняли В. Туков, П. Лозгачев, П. Шитоха, И. Хрусталев, Н. Кирилин, А. Раков, Б. Кузнецов, Г. Кузнецов и др. В Куйбышеве был приготовлен особняк и бомбоубежище. Ведал этим комендант Можжухин, выехавший заранее туда. Сталин не появлялся у спецпоезда и у самолета под водительством В. Грачева. Некоторое время Сталин работал на даче, а во время воздушных тревог приезжал и спускался в метро «Кировская». Но после того, как немецкий ас сбросил к особняку на Кировской улице авиабомбу, которая разорвалась, ранив Г. Маленкова, Сталин, Молотов и Берия туда больше не приезжали. При всех бомбежках Сталин сумел с 22 по 29 июня 1941 г. принять членов Политбюро, наркомов и других руководителей до 29 человек ежедневно.

Далее я внесу некоторые коррективы к воспоминаниям начальника группы особого отдела НКВД П. Судоплатова. Он, как руководитель группы, много описывает время с 16 октября 1941 г. Кроме этого, есть воспоминания бывшего зам. начальника генерала ГУО Д. Шадрина. Как тот, так и другой нуждаются в небольших коррективах.

Берия до октября проживал на даче и в особняке на Садово-Кудринской, о чем свидетельствует заместитель руководителя ПВО С. Макеев, который неоднократно встречал в метро Сталина. Сталин уже в октябре 1941 г. находился в своей квартире в Кремле, ниже его квартиры находилось бомбоубежище, которое имело два выхода. Строили бомбоубежище примерно в июле — августе 1941 г. В сентябре Сталин уже находился иногда в бомбоубежище Кремля. Строили бомбоубежище работники НКПС генерал-директор 1-го ранга НКПС Самодуров, его заместитель Н. Губанков, прораб Федорова. Бетон поступал по американской технологии БЭФ № 1. Там на заводе по изготовлению бетона машинистом компрессора работала А. Сопина. Прорабом на бетонном заводе был Блеклов. Общее руководство в Кремле по строительству бомбоубежища осуществлял Л. Каганович. В этом бомбоубежище Сталин принимал военачальников, когда была объявлена воздушная тревога.