Письмо из прошлого

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

На следующее утро Райан припарковался за домом Кардиньяр, вылез из машины и прошел несколько метров до конца двора, не теряя автомобиль из виду.

Кардиньяр — двести акров холмистой пастбищной земли, к которым так сильно привязался его брат. Действительно красиво, как и описывал Уилл своей сестре Сэм и пытался рассказать Райану по телефону тем вечером. Но Райану было необходимо понять еще что-то более важное.

Он вернулся к машине и достал из салона две сумки с продуктами, как вдруг подъехала Лаура на своем старом сером автомобиле. Она выпрыгнула из него и стремительно направилась к Райану. На ней было белое платье без рукавов с рисунком из спелых вишен и белые сандалии без каблуков. Волосы завязаны на затылке в хвост, перетянутый красной лентой.

— Как? А где багровые панталоны? — ехидно поинтересовался он.

Впрочем, как он и ожидал, она не обратила на его слова никакого внимания.

— Я только что встретилась с Кэлом Бантоном, и он рассказал мне о том, что ты сделал.

Следовало догадаться, что Лаура узнает обо всем до того, как на контракте просохнут чернила. Райан поднял сумки, закрыл дверцу автомобиля, включил сигнализацию, еще раз напоминая себе, что не нужно более этого делать, и направился к дому.

— Вот еще новости! — бушевала Лаура, топая за ним. — Проклятье! Теперь ты купил Кардиньяр и переезжаешь сюда? Так, что ли?

— Не совсем, — сказал Райан, осторожно держа сумки и доставая ключ из кармана. — Краткосрочное соглашение устраивает и покупателя, и продавца, так что Кардиньяр принадлежит мне на две недели.

— Как ты мог!

— Мне казалось, что я должен воспользоваться шансом. Мне нужно видеть твою дочь здесь, в доме, а не когда она в школе или у подруг или занята выполнением чрезвычайно важного домашнего задания.

Лаура беспечно проигнорировала его колкость.

— Кэл Бантон также сказал, что ты советовался у него, как управляться с домашним скотом. Ты серьезно думаешь поработать здесь?

— Да, серьезно.

— А что ты знаешь о фермерском труде?

Не обернувшись, он открыл дверь и вошел в пустой дом.

— Я многое знаю о сельском хозяйстве. К слову, я привез в Австралию документ о большом значении для экономики Австралии хлопковой промышленности в юго-восточном Квинсленде. Нет ничего перспективнее, чем освоение природных ресурсов, для развития нашей экономики.

Только дойдя до кухни и поставив сумки на скамью, он понял, что Лауры нет. Высунув голову в коридор, Райан обнаружил, что она стоит перед домом вне себя от злости. Бросив ключи на скамью, он подошел к двери.

— Продолжай, продолжай! — Лаура подбоченилась.

— Я с удовольствием приму от тебя любой совет, — произнес он, зная, что это рассердит ее еще сильнее.

— Чтоб тебя! — выпалила она.

Райан рассмеялся. Она казалась такой милой в своем соблазнительном платье — с хорошеньким личиком, этой провинциальной прямотой и вспыльчивостью.

Она скрестила руки на груди, не в силах успокоиться.

— Раз уж ты хочешь совета, то Кардиньяр — не место для любительской фермы!

любительскую

— Ну, это просто превосходно, — проговорила она внезапно очень спокойно. — Но я должна предупредить тебя: здесь ранее жили люди из города, и они не задерживались более шести месяцев.

И они оба вспомнили Уилла, который прожил в Кардиньяре два месяца, а потом умер от укуса змеи. У Лауры вытянулось лицо, и Райан почувствовал, что она молча просит у него прощения.

— Войди в дом, Лаура. Не обещаю, что пробуду здесь шесть месяцев, но до тех пор мне вес равно нужно куда-то положить продукты. Я уверен, ты с удовольствием подскажешь, как их хранить.

Она сжала губы — раскаяние противоборствовало с мятежным духом. Потом пристально посмотрела на него и, отметив чистые ногти, отглаженные джинсы, начищенные ботинки, взглянула ему в глаза — мятежный дух победил.

— Мне жаль, ковбой, — сказала она, акцентируя последнее слово, — но я не думаю, что ты задержишься и на шесть недель. Яркие огни большого города позовут тебя обратно. Не одежда делает мужчину мужчиной, дорогой.

— А отчего просто не надеть костюм и галстук? Если только ты не пытаешься произвести впечатление иначе, — проговорил он, и она покраснела. — Ты слышала фразу «Одевайтесь для той работы, которую вы желаете получить, а не для той, какую имеете»?

С обиженным видом она подошла к своему автомобилю, села за руль и через минуту исчезла. Он бы последовал за ней, но увидел, как к дому подъехал запыленный фургон с надписью «Антиквариат».

— Мистер Гаспер? — проговорил водитель, вытаскивая что-то тяжелое из фургона.

— Это я, Билл, — сказал Райан, заметив вышитое на рубашке имя водителя, пожал ему руку и кивнул его помощнику.

— Так куда вам отнести саркофаг?

— Что, простите?

— Саркофаг. Деревянная громадина, в которой будет стоять семейный сервиз мистера Гаспера. Это подарок от миссис Гаспер-Джексон.

Райан прошлым вечером сообщил сестре Сэм о маленькой Хлое и упрямой Лауре Сомервейл и о своих планах насчет Кардиньяра. Сестра настояла на том, чтобы прислать ему подарок на новоселье — нечто в деревенском стиле. Будто проживание в этом огромном доме само по себе не напоминает деревню. Тем не менее подарок был символический, означавший: Сэм понимает брата и одобряет его поведение.