Письмо из прошлого

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Райан уставился на Лауру, обдумывая эту неожиданную новость. Он чувствовал себя на грани победы или поражения. В любом случае, он должен узнать все до конца.

— Ты любила моего брата, Лаура? — Сердце Райана громко стучало. Если она любила Уилла, то Райан останется один, а если нет, то…

— Я очень сильно беспокоилась о нем, — сказала она, тщательно подбирая слова. — Он помог мне пережить самый тяжелый период в моей жизни. Но мы были так молоды — практически дети. Мы оба нашли утешение друг в друге, но я никогда не любила Уилла. — Она повернулась к нему и уткнулась лицом в его ладони. — Райан, пожалуйста, не надо ненавидеть меня. После его смерти я почти потеряла голову. Меня так быстро покинули два дорогих мне человека, что, казалось, я никогда не смогу оправиться от этого. На следующий день после смерти Уилла Джил отвезла меня в город к доктору, и оказалось, что у меня четыре недели беременности. Я не могла себе позволить опуститься, впасть в отчаяние. А потом появился ты и вынудил меня вспоминать, хорошо ли я обращалась с твоим братом.

Райан поднял рукой ее подбородок, чтобы видеть ее глаза.

— Лаура, дорогая, ты не можешь плохо обращаться ни с кем, даже если бы и пыталась.

— Мне нужно знать, что я не обидела тебя, рассказывая все это, — промолвила она. — Мне казалось, что необходимо прояснить ситуацию. Я чувствую, что мы с трудом, но подружились за эти последние дни, а я должна быть честной с друзьями.

Он не знал, способен ли на такую же откровенность и честность. У него нет и половины ее силы, он не способен рассказать ей о своих чувствах, с которыми борется вот уже несколько дней.

Его рука скользнула по ее шее и зарылась в кудрявые волосы.

— Я должен ответить правдиво, — сказал он с трудом. — Я не думаю, что Уилл выбрал тебя, оттого что ты не могла бы заинтересовать меня. Он знал, как я стану восхищаться твоим духом, естественной красотой, как буду поражен твоей удивительной манерой говорить. Я никогда не встречал таких, как ты, Лаура. Ты бесстрашна.

Он перевел взгляд с шелковистых мягких волос на блестящие глаза. Только теперь он увидел под игривой улыбкой медленно разгорающееся пламя чувств к нему, которые она должна была бы скрывать, но больше не могла.

Он погрузил руку глубже в ее волосы, прикоснулся к шее и поцеловал ее.

Лаура лишь тихо простонала, когда слились их губы. Она обняла его за шею, поднялась на колени, прильнула к нему. Он крепче притянул ее к себе и скользнул одной рукой под футболку, почувствовав ее бархатистую горячую кожу.

Казалось, прошла вечность, прежде чем Лаура вздохнула и, ощутив прохладу у своих разгоряченных губ, Райан пришел в себя. Что он делает? Пользуется ее слабостью и впечатлительностью!

Он разомкнул руки и поднялся.

— Извини. Я не знаю, зачем… мне не следовало… дьявол!

— Райан, все в порядке, правда, — промолвила Лаура, смотря на него широко раскрытыми глазами. Все ее тело трепетало от его поцелуя, она не чувствовала под собой земли, но никогда еще не была такой стойкой и уверенной. — Райан, остановись, пожалуйста. Мы оба изо всех сил пытаемся выбраться из этой сложной ситуации. Никто из нас, в самом деле, не знает, что делает. Эмоции накалены. То, что произошло, естественно.

Может, ей следовало сказать, что она тоже этого хотела. Ему бы стало легче.

У нее было много возможностей завести знакомство после смерти Уилла — многие симпатичные мужчины приглашали ее на свидания и шептали чепуху на ушко, но она всегда первой заканчивала их отношения, пока они не зашли слишком далеко.

Так отчего сейчас она не возведет между собой и Райаном подобную стену — мол, я мать и больше ничего мне не нужно? Да потому, что взгляд Райана вынуждал ее чувствовать себя не просто кухаркой, матерью или дочерью, а женщиной!

— Может, тебе следует прибавить к коллекции это письмо?

Лаура посмотрела вверх и увидела, что Райан протягивает письмо, написанное ею много лет назад его семье.

— Я не могу взять его.

— Почему? — спросил он, тяжело вздохнув.

— Я очень старалась забыть, что написала его. Я была молода, расстроена, неуравновешенна и одинока.

— Ты была прекрасна. Если Хлоя захочет узнать об этих драгоценных моментах из жизни своего отца, она должна увидеть, какая ее мать сильная, удивительная, щедрая, любящая женщина.

— Пожалуйста, не нужно. Я едва соответствую этому описанию. Я — удивительная, это правда, но остальное — нет, — сказала она, пытаясь дерзить.

Райан взял ее за руки, поднял на ноги. Она молча смотрела в его взволнованные голубые глаза.

— Можешь шутить, Лаура, но я говорил совершенно серьезно. Я никогда не читал подобных писем. У большинства людей нет мужества так раскрыть свою душу перед теми, кто мог лишить их всего. Ты совсем нас не знала, а если Уилл и рассказывал что-то, мы, должно быть, представали перед тобой самой ужасной семьей на планете.

— Когда твоя сестра играла на скрипке во время похорон… Я никогда ничего подобного не слышала, — призналась Лаура. — Я очень боялась, что вы сможете забрать у меня Хлою…