Письмо из прошлого

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Лаура сидела на подоконнике в своей спальне и смотрела на сверкающие звезды. Как она могла влюбиться в брата Уилла?

Коробка из-под туфель лежала открытой у ее ног. Газетные вырезки и засушенные полевые цветы, которые собирал для нее Уилл во время их долгих прогулок, были разбросаны по подушке. Как давно это было!

Райана она любила как женщина — за его силу и недостатки, за желание быть хорошим человеком, за обожание ее дочери, за то, как он целовался. Она была без ума от его темных волос, красивых голубых глаз, стройного и сильного тела.

Она пыталась погасить свои чувства, зная, что они не принесут ей счастья. И поцелуй был не лучшим способом прервать их отношения. Лаура сомкнула губы, закрыла глаза и воскресила в памяти те прекрасные мгновения. Такого может никогда больше не произойти. При мысли об этом она чуть не заплакала.

Она слезла с подоконника и отправилась в кровать — по меньшей мере ей следует отдохнуть. Натянув простыню до подбородка, она услышала хрип.

— Хлоя, просыпайся, — она слегка тряхнула дочь. Глаза Хлои были вытаращены. Лаура усадила ее, схватила ингалятор и поднесла его к ее рту. — Давай, зайка, сделай глубокий вдох.

Хлоя вдохнула лекарство четырежды, но хрип не прекращался. Вентилятор в комнате работал, уровень влажности и пыли поддерживался на должном уровне, но этого было явно недостаточно. Лаура знала, что ее дочь может умереть.

Она подбежала к телефону и набрала номер доктора Габриеля, который жил в двадцати километрах от их дома. Слушая гудки, она свободной рукой сорвала с себя ночную рубашку и надела футболку и мягкие брюки, приготовившись ехать в любое мгновение.

— Гейб, это Лаура. У Хлои сильный приступ.

— Лаура? — Она услышала его напряженный голос. — Синди Мэтью рожает дома. Есть осложнения, и я не могу уехать. Привози Хлою сюда.

Ферма Мэтью находилась в тридцати километрах от ее дома — по меньшей мере час езды на автомобиле.

— Спасибо, Гейб. Но я не думаю, что успею. Попробую отыскать другой способ ей помочь. Занимайся Синди и скажи ей от меня, что все эти мучения заслуживают того.

— Скажу, — доктор повесил трубку, и Лаура осталась в одиночестве в своем маленьком душном доме с задыхающейся дочкой.

Она провела рукой по лбу Хлои, пригладила ее влажные волосы, пытаясь успокоить.

— Хорошо, дорогая. Мама поможет тебе.

— Мама… — прохрипела до предела напуганная Хлоя.

Лаура схватила дочь на руки, открыла дверь и побежала по залитой лунным светом дороге навстречу своей последней надежде.

Райан перевернулся во сне. Громкий стук в дверь продолжался, и он открыл глаза.

Отбросив простыню, он медленно встал, подошел к задней двери и увидел Лауру с растрепанными волосами и ужасом в глазах. На ее руках сидела Хлоя, уткнувшаяся ей в плечо. Девочка хрипела.

— Она задыхается, — сказала напуганная до полусмерти Лаура. — Я не могу потерять ее. Не позволяй мне терять ее!

— Что я могу сделать? — спросил он и шагнул вперед, чувствуя себя беспомощнее, чем когда-либо.

— Твой самолет, — быстро промолвила она. — Ты должен отвезти нас в больницу.

— Заходи, — он взял ее за плечо и потянул в дом.

— Мы будем у твоего автомобиля, — покачав головой, ответила Лаура.

Кратко кивнув, Райан вбежал в спальню, надел джинсы, пляжные туфли и накинул рубашку, не застегивая ее. Взяв ключи от автомобиля, он прикрыл переднюю дверь и побежал к машине.

Лаура уже была там и успокаивала Хлою, поглаживая ее по голове и воркуя. Услышав шаги Райана, она посмотрела на него — ее взгляд бы безумен. Он никогда не видел более красивой и страдающей женщины. Сдержав свои чувства, он усадил Лауру и Хлою, прыгнул на водительское сиденье и рванул с места.

— Больница далеко от взлетной полосы? — спросил он.

— Там нет этой полосы. Есть площадка для игры в гольф. Мы сможем на ней приземлиться?

Площадка для гольфа? Мало шансов, что там есть хотя бы освещение.

Райан взял мобильный телефон. Тихо и спокойно он объяснил сложившуюся ситуацию. Франк Мэкай согласился сообщить на диспетчерскую вышку о желании Райана лететь на низкой высоте с аэродрома Мэкай в больницу и к их приезду обещал получить на это разрешение и план полета.

Когда спортивный автомобиль донесся до взлетно-посадочной полосы, Райан незаметно взглянул на Лауру. Лицо вытянуто, глаза широко раскрыты и не мигают, скулы бледны и напряжены. Она словно оцепенела.

Автомобиль плавно остановился рядом с маленьким самолетом, и Лаура вышла раньше Райана. Франк уже ждал их. Он проинструктировал Райана по поводу полета и уверил, что приборы и топливо в порядке.

Райан протянул руки, и Лаура с готовностью вручила ему свой драгоценный груз. Он усадил Хлою на сиденье и пристегнул ремнем безопасности. Бедняжка дрожала, она озябла и была напугана.

— Мы поможем тебе зайка. Уже скоро, — он отстранил рукой кудряшки с ее вспотевшего лба.

Хлоя улыбнулась, услышав, что Райан назвал ее любимым именем. Забыв на время о галантности, он обхватил Лауру за талию и усадил на заднее сиденье. Со стуком захлопнув дверь, он открыл дверь в кабину пилота и залез внутрь. Махнув рукой Фрэнку в благодарность, завел двигатель.