Галаор

Трактат о пейзажах

Вначале пути Галаор пытался мысленно нарисовать, чтобы сохранить в памяти, карту чудесного сада, но очень скоро папоротники, растущие на красных камнях, маленькие пустыни, по пурпурному песку которых сновали ярко-синие жуки, пышные белые деревья, с ветвей которых свисали, будто экзотические живые плоды, гроздья вертлявых обезьян, гибкие лианы, сверкавшие сквозь листву, словно клинки, канарейки размером с полную луну и крохотные, величиной с кольцо, зайцы, поля, сиявшие ярче солнца, так что их приходилось пересекать ночью, чтобы не ослепнуть, пруды с прозрачной пунцовой водой и резвыми лазурными рыбками и цветы, очертаниями похожие на спящих коров, заставили его забыть о своей затее с воображаемой картой. Его привело в глубокое волнение крохотное поле (вначале он подумал, что это обычное пастбище), где росли кедры и дубы высотой с колокольчик и летали соколы, которых с первого взгляда можно принять за комаров; его напугали стада драчливых буйволов, что паслись на ровном лугу из квадратиков желтой и белой травы. А цветник из улиток всех мыслимых размеров, форм и цветов вызвал у него, несмотря на то, что был необычайно красив, глубокое отвращение.

Они заночевали в голубом саду.

– Не в каждом саду можно спать спокойно, – любезно заметил Балтасар.

– Охотно верю, – ответил Галаор, вспоминая долину бабочек, выгон, кишащий тоненькими зеленоватыми змейками, и болото, полное раков.

В ту ночь он спросил Валтасара:

– Кто придумал, кто насадил эти сады? Чей гений породил такие удивительные пейзажи?

БАЛТАСАР: Покойный дон Диомедес.

ГАЛАОР: А кто такой дон Диомедес? И ради чего создал он эти чудеса?

БАЛТАСАР: Идеи покойного дона Диомедеса изложены в его шеститомном «Трактате о пейзажах». Автор сжег его перед смертью. Но я помню, как дон Диомедес повторял, что в природе нет никакого порядка, что в ней все не на своем месте и не найти ни одного гармоничного участка, что во всяком пейзаже непременно обнаруживается что-нибудь уродливое, а в отношениях между живыми существами все построено на враждебности и случайности… Так что он мечтал создать другой порядок вещей, который пришел бы на смену порядку, царящему в природе, и превзошел бы его красотой и гармонией. И совершенством. И он посвятил остаток жизни созданию подобных садов. «Я созидатель созидателей», – так он о себе говорил.

ГАЛАОР: А когда умер дон Диомедес?

БАЛТАСАР: Лет десять тому назад он потерялся в своих садах, и с тех пор мы о нем ничего не знаем. Говорят, он очень любезно со всеми простился, перед тем как навсегда слиться с миром, который сам же создал. «Теперь я свое собственное творение», – так он сказал.