Галаор

Свинья в украшениях и в парике

Голос дона Мамурры остановил его.

МАМУРРА: Галаор! Постой, Галаор, не уходи! Перепелки еще теплые!

Галаор вернулся в охотничий домик, над которым кричали ловчие соколы.

МАМУРРА: Ты уже приручил Верблеопардатиса, Галаор?

ГАЛАОР: Этот сумасшедший зверь не поддается приручению. Мне пришлось силой тащить его до ближайшего селения, а он всю дорогу пытался меня лягнуть. Я провозился с ним всю ночь, и кончилось тем, что я его запер. Такие животные ни на что не годятся, – наверное, поэтому их так мало.

Обед прошел весело. Хранящая тайну дрожала от волнения и не сводила глаз с Меняющего Обличья, который, встряхивая огромной головой, с восторгом вспоминал о необыкновенных событиях, свидетелем и участником которых ему довелось стать, и с неменьшим восторгом рассказывал о необыкновенной подоплеке событий, казалось бы, самых обыкновенных. Время от времени дон Мамурра проводил ладонью по седым шелковистым волосам Хранящей Тайну или по ее морщинистой щеке.

Когда они закончили обедать, дон Мамурра обратился к Галаору:

МАМУРРА: Мы с Анной в неоплатном долгу перед тобой, Галаор.

ГАЛАОР: Что вы такое говорите, дон Мамурра! Искусственный мир Диомедеса с самого начала был мне противен. К его изобилию и совершенству я испытывал такое омерзение, как омерзительна свинья в украшениях и в женском парике. Так что ни о каких долгах нечего и говорить. К тому же я заполучил Верблеопардатиса. Да и что может быть приятнее, чем зрелище хаоса и беспорядка на полях, некогда возделанных Созидателем Диомедесом, который ошибался лишь в одном: не признавал красоту и совершенство того, чего не мог понять! Результатом его ошибки и явились великолепные и в то же время отвратительные многоцветные сады.

МАМУРРА: Что бы ты ни думал, но ты вызволил меня из плена растений, животных и меланхолии, ты вернул меня Анне… Я благодарен тебе, я полюбил тебя, как сына. Я прошу тебя взять Ксанфа, лучшего в мире коня.

Галаор с благодарностью принял дар. Дон Мамурра вышел, чтобы попрощаться со своим верным другом-конем, а старая женщина обратилась к принцу Гаулы.

АННА: Возьми, сынок, этот хрустальный кинжал. Его тоже называют «Хранящий Тайну». Воспользоваться им можно только раз, но удар его смертелен. Когда-нибудь он пригодится тебе, сынок. Но помни: только один удар.

Анна протянула Галаору маленький кинжал, рукоятка и ножны которого искусно украшали драгоценные камни.

Галаор вскочил на Ксанфа, попрощался со стариками, которые, нежно обнявшись, смотрели на него, и поехал прочь от наивного дона Мамурры, красноречивого воина, и от Хранящей Тайну, смотревшей на дона Мамурру большими влюбленными глазами. Теперь, наконец-то, эти глаза смотрели спокойно и серьезно.