Галаор

Сады

Задолго до рассвета, не разработав никакого плана, ничего не загадывая, Галаор собрался и выехал с постоялого двора. Он не надел доспехов, только кожаные штаны и куртку, за спиной повесил тяжелый лук, на поясе – колчан, полный стрел. Он оседлал самого быстрого из скакунов и отправился искать владения Меняющего обличья.

С одного из холмов он разглядел вдали сады. Они были так прекрасны, что у Галаора захватило дух. Он спешился, сел на траву и долго сидел, любуясь необъятным многоцветным морем: он никогда не видел такой красоты и гармонии. Они походили на пеструю шахматную доску. Оранжевые квадраты напоминали пылающие костры, черные стелились, как бархат. Замок, стоявший в центре этой доски, казался крохотным островком, омываемым разноцветными душистыми волнами. Около замка поднимались пышные кроны голубых деревьев. Все мыслимые виды флоры и фауны плодились и размножались в этом саду. Кусты выстроились в стройные шеренги, тянулись длиннейшие плети плющей, усеянные цветами и птицами, прозрачные горы (каждая – огромный драгоценный камень) преломляли лучи света, окрашивая их в яркие насыщенные цвета. На лимонного цвета лугах резвились рыжие дикие кошки, по белому мрамору скакали зеленые козы, круглые плотные кроны высоких деревьев блестели, как шлемы. Рисунок тщательнейшим образом размежеванных на участки садов представлялся таким же четким и загадочным, как геральдические узоры на штандартах.

Не один час просидел Галаор, любуясь чудесными садами, которые, подобно дорогому меху, меняли цвет всякий раз, как менялось освещение. И даже когда наступила ночь, это живое море продолжало светиться собственным светом, словно это было созвездие, одновременно шумное и безмолвное. Совершенное.

Галаор медленно объехал вокруг садов. Увидел кривой рог для вызова на бой, прикоснувшись губами к которому погибли многие славные рыцари. Зная, что пробраться через эту вселенную красоты и коварства нельзя, Галаор медленно поехал обратно к постоялому двору. Он думал о Брунильде, о доне Оливеросе, о рыжебородом великане с неповторимой улыбкой, создававшем прекрасные сады и творившем ужасное зло. Он лег спать не поужинав и едва закрыл глаза, как перед его мысленным взором встали пышные кроны голубых деревьев.