Галаор

Пламя на мраморе

Галаор день и ночь мечтал о побеге. Он не давал соблазнить себя ни увлекательными книгами, ни изысканными блюдами, ни приятными беседами, а лишь глядел, грустный и задумчивый, на удивительные сады и вспоминал триста раз пройденный путь и все то прекрасное и ужасное, что встретилось ему на этом пути.

Со сторожевых башен замка можно было видеть, что каждый из садов имел собственную крышу: стаи хорошо различимых птиц и насекомых летали строго над отведенными им участками. Галаор наблюдал за облаками саранчи, одиноко парящими орлами, порхающими воробьями и летящими клином утками. «Боже мой! – только и мог он воскликнуть. – Как все продумано! Какое во всем совершенство!»

В одну из бессонных ночей у Галаора созрел план бегства, такой же совершенный, как и сады, из которых он собирался бежать. К утру план вылетел у него из головы, но через три дня, спускаясь к завтраку, Галаор вспомнил его в мельчайших подробностях, издал победный крик и принялся действовать.

ГАЛАОР: Дон Мамурра, нужно приготовить в библиотеке запас провизии и вина на три дня.

Галаор застал дона Мамурру беседующим с Ксанфом. Дон Мамурра улыбался, а Ксанф что-то рассказывал, но смолк, как только заговорил Галаор.

МАМУРРА: Зачем? Хотите устроить еще один марафон занимательных историй?

ГАЛАОР: Нет, дон Мамурра. Хочу устроить нам побег.

(поглаживая бороду и улыбаясь):

В тот же вечер Галаор оседлал Ксанфа и навьючил его тяжелыми мешками.

КСАНФ: Бег, полет, оружие, говорю тебе, длинные гривы и улитки, жужжание пчел и пламя на мраморе.

ГАЛАОР: Тихо, Ксанф! Знаю, что в бою на тебя можно положиться. Радуйся, старый воин: скоро нас ждет новая битва.

Ксанф замолчал, Галаор открыл бронзовую дверь, и они оказались в саду. Солнце только что село.

На рассвете послышался какой-то странный долгий звук, похожий на бормотанье. Галаор галопом поскакал к бронзовой двери, копыта разгоряченного Ксанфа застучали по мрамору. Галаор рывком спешился и бросился закрывать дверь.

КСАНФ: На корабли! Ищите море!

ГАЛАОР: Вперед, Ксанф! В библиотеку!

В библиотеке бормотанье слышалось более отчетливо. Доносились крики и даже вой. Дон Мамурра читал. Низкий круглый столик был уставлен яствами и винами.

Шум становился оглушительным. Он представлял собой крик, в котором время от времени прорывалось то рычанье, то сопенье, то лай, то гуденье. Ксанф в смятении бил по деревянному полу копытом и шумно фыркал. Дон Мамурра гладил его по шее:

– Спокойно, Ксанф, спокойно.

Галаор, сидя в кожаном кресле, пил большими глотками красное вино.

Внезапно шум резко усилился. Стоял уже такой оглушительный грохот, что Галаору пришлось закрыть уши ладонями, дон Мамурра обхватил голову руками, а Ксанф перестал фыркать и забился в угол. От грохота некуда было деться. Стены дворца дрожали, падали на пол книги, и вино проливалось из кувшинов. Дон Мамурра покатился по полу, Галаор бросился к нему.

(крича во весь голос):

Дон Мамурра не расслышал ни слова: все заглушил ужасный грохот – рухнула одна из башен замка. Дон Мамурра смотрел на потолок библиотеки.

КСАНФ: Крушите статуи! Поджигайте дворцы! Хватайте девушек! Меч, стены, ткани, сундуки, мясо, наслаждение, когда колонны падают, пламя взмывает, сверкают наконечники стрел, наслаждение!