Галаор

О пастях

Тристан спал, а Галаор не мог сомкнуть глаз. Его охватило смятение, как и в тот день, когда он Хиль Осторожный произнес свою речь на лестнице.

Утром они продолжили путь, но Галаор счел за благо реквизировать оружие своего престарелого путника.

ТРИСТАН: Подозреваю, что не Монтесинос лишил меня моего славного оружия, а вы, Галаор. Ничего не прошу, ничего не требую: не гоже оруженосцу носить оружие воина. Но наступит день, когда спадут чары, и снова будет гордо реять мой зеленый штандарт, внушая ужас тиранам и наполняя надеждой сердца отчаявшихся.

ГАЛАОР: Дон Тристан, вчера вы пронзили копьем не чудовище, а бочку.

ТРИСТАН: Меня нисколько не удивляет, что вы так думаете. Монтесинос смеется надо мной, выставляет на посмешище каждый мой подвиг. Потому-то и опустился я до оруженосца. Но я вчера отчетливо видел разъяренного огромного кабана, который ловко уворачивался от меня и яростно на меня бросался. Я, конечно же, не испытывал страха, а вот чудовище, должно быть, пришло в ужас, потому что ударил я его с фланга, а это означает, что оно отступало, убегая от меня.

Галаор ехал молча. Он думал о добром Брудонте. Дон Тристан из Фландрии то вел за собой великолепные невидимые войска, то вступал в битву с такими же невидимыми великанами и чудовищами всех мастей.

Ночь застала их, когда они пересекали каменную пустыню. Вдалеке виднелись какие-то развалины. Заметив огонь костра, они направились к нему в надежде найти ночлег.

У костра сидел старец с ласковыми голубыми глазами. Он улыбался беззубым ртом. Старец встретил их приветливо и поделился тем немногим, что имел.

Любознательный Галаор поинтересовался у старца, что делает он в этой пустыне, и тот, пережевывая слова, рассказал вот такую занимательную историю:

Война войн

ГАЛАОР: Решительно с вами не согласен.