Это моё!

Глава девятая

— Что? — девушка едва не подпрыгнула от изумления. — Ее бросало то в жар, то в холод, будто ее охватила неведомая любовная лихорадка, заставляя дрожать изнутри. — Что… что ты сказал?

— Брак с тобой, возможно, не такая уж плохая затея. Вообще-то…

К ужасу Эланны, Рауль снова встал на одно колено, взял ее за руку и заглянул в глаза.

— Эланна, ты станешь моей женой?

Когда Рауль ей делал первое предложение, все происходило довольно буднично, он просто сказал: «Думаю, нам есть смысл пожениться; как ты на это смотришь?», а сейчас, следуя романтической традиции, даже опустился перед ней на одно колено.

Вот только говорил он, наверное, несерьезно. Видимо, это просто шутка. Однако Рауль не поднимался и ждал ответа, и Эланне надо было что-то ему ответить.

— Женой… я… С чего мне вдруг становиться твоей женой? И почему ты вообще заговорил об этом?

— Мне кажется, это очевидно.

— Только не для меня!

Здесь совсем не было ничего очевидного. Ничего! Эланна не видела ни одной причины, по которой Рауль вдруг сделал ей предложение.

Если только…

О господи, нет…

Это невозможно, правда? Страх ледяной рукой схватил девушку за горло.

Разумеется. Это единственное разумное объяснение его словам. Рауль не ожидал, что она осталась девственницей; он не думал, что станет у нее первым. И еще он был настоящим испанским аристократом, гордым до мозга костей и унаследовавшим чувство долга и чести.

Эланне невыносимо было думать, что он сделал ей предложение только потому, что для него это дело чести. Что, как и в первый раз, их брак, если таковой последует, будет заключен не по любви, а лишь по прагматичным соображениям. И как можно согласиться на подобный союз, зная, что когда-нибудь, рано или поздно, Рауль обязательно почувствует себя попавшим в ловушку. Возможно, он даже полюбит какую-нибудь другую женщину и захочет на ней жениться? И тогда он отвергнет Эланну и возненавидит ее за то, что она стоит между ним и его истинными желаниями.

Девушке захотелось вырвать свою руку из его ладони, но когда она сделала движение, чтобы освободиться, Рауль лишь сильнее сжал ее пальцы.

— Но я не хочу за тебя замуж, — произнесла она упавшим голосом в отчаянной попытке скрыть то, что чувствует. — Люди должны жениться по любви.

— Любовь может прийти позже, — возразил мужчина. — Ведь есть другие основания для заключения брака. Как насчет желания и страсти? Ты же не станешь отрицать, что мы испытываем с тобой буквально невероятную страсть по отношению друг к другу.

— Нет, я этого не отрицаю. — Эланна чувствовала себя так, словно борется за свою жизнь. Как будто темные воды угрожали сомкнуться вокруг нее, и она тонула в них, погружаясь все глубже и глубже. — Но этого недостаточно, чтобы заставить меня связать с тобой свою жизнь.

— А если сделать это ради исцеления?

— Исцеления?

Сердце Эланны совершило неожиданный кульбит в груди. Глупое, неразумное сердце! Нет, надо понять, что именно Рауль имеет в виду?..

— Наши родные пережили страшную потерю. И не только в настоящем, они лишились и части будущего. Ты потеряла брата. Я потерял сестру. А мой отец и твоя мать потеряли не только своих детей, но и внука, о котором они так мечтали.

И тогда Эланна поняла, к чему клонит Рауль. Ей, конечно, следовало бы самой догадаться, но на мгновение девушка позволила себе понадеяться на что-то другое. Такое разочарование сложно вынести.

— И что же ты решил?

Рауль вздохнул в отчаянии. Как Эланна может быть столь глупой? Разве это не очевидно?..

Все слишком очевидно, думала девушка, глядя в его глаза, но она хотела услышать все от Рауля собственными ушами. Если он делает ей предложение по расчету, тогда пусть озвучит его.

— Мы можем исцелить наши семьи, Эланна. Нам не удастся вернуть утраченное, навсегда ушедшее прошлое, но в наших силах предложить им будущее. Внука, о котором они мечтают. Мы можем дать им наследников.

На этот раз Эланне удалось отдернуть руку. Она не могла вынести, что Рауль все еще прикасался к ней.

— Мы? — с трудом прохрипела девушка.

— Разумеется.

Мужчина поднялся с пола и присел на ручку кресла. Теперь он смотрел на Эланну сверху вниз. И это совершенно изменило чувства девушки. Рауль как будто возвышался над ней. Но даже не его вид страшил ее. Эланна больше боялась того, что на уме у этого человека. Он твердо вознамерился осуществить то, что считал правильным. И не важно, хотят другие последовать за ним или нет.

Ну конечно! Эланна и забыла — как только она могла это забыть? — наследственную гордость и силу традиций, которая руководила действиями его семьи. Разве не она была первой женщиной, на которой Рауль хотел жениться, чтобы подарить своему отцу наследника, нового Маркес Марсина, который станет хозяином всех имений и продолжит род?

— Кто же еще, кроме нас?

— Ты можешь найти себе другую женщину. Я уверена, тысячи красавиц захотят стать донной Маркес Марсин. Если мне не изменяет память, и раньше у тебя никогда не возникало проблем с женщинами. Ты же встречался со многими и до меня, и после, если верить газетам. А сейчас с твоим-то богатством тебе достаточно только поманить свою избранницу, и она тотчас бросится в твои объятия.

— Не верь всему, что читаешь, — фыркнул Рауль, нахмурив брови. — И если бы я хотел этих красавиц, тебе не кажется, что я давно выбрал бы себе жену? Но есть только одна женщина, которую я по-настоящему хочу. И не смей спрашивать, кто она!