Это моё!

Глава десятая

Прошло четыре месяца, а ребенка до сих пор нет.

Эланна, вздохнув, выглянула из окна замка де Алькантара. Ее мысли витали далеко отсюда. Глаза не замечали даже гор Гуадаррама, которые возвышались над горизонтом позади виноградников, которые и помогли разбогатеть владельцам замка.

Когда Эланна приехала сюда с Раулем, вершины этих гор были покрыты снегом. Но шло время, солнце припекало сильнее, снег таял и почти полностью исчез.

Сейчас, подобно снегу, те ужасные дни ранней весны канули в прошлое, время смягчило боль душевных ран. Эланна училась жить заново. Даже ее матери это, кажется, удавалось.

«Мы можем исцелить наши семьи, Эланна», — снова и снова раздавались в голове слова Рауля, Как же он прав! Как прав в своей оценке ситуации. С того дня, как девушка сказала матери, что собирается замуж за Рауля и что они очень хотят иметь ребенка, в сердце пожилой женщины зажглась искорка надежды. Разумеется, она по-прежнему скорбела о любимом сыне, но у женщины появился новый смысл жизни. Ей было теперь зачем вставать каждый день по утрам. И она приняла известие с открытым сердцем.

Как и отец Рауля, Матиас. Когда Эланна прибыла к нему в замок и снова, после двухлетнего перерыва, встретилась с пожилым мужчиной, она была шокирована тем, как сильно состарили его годы и шок от пережитой трагедии. Он прослезился, услышав, что Рауль и Эланна собираются подарить ему внука. И эти слезы убедили девушку в том, что она сделала правильный выбор, вернувшись к Раулю и приняв его предложение.

Поступив так, она и свою жизнь наполнила смыслом. Теперь Эланна могла каждый день видеть Рауля. Каждую ночь они вместе засыпали после бурного секса, и каждое утро лицо любимого было первым, что видела девушка, просыпаясь. И она готова была взять то, что Рауль мог ей предложить, и не требовать большего.

Но в глубине души Эланна жаждала еще одного.

О, не любви Рауля, нет! Она уже не была такой наивной дурочкой, чтобы мечтать об этом. То время уже осталось позади. Теперь она мечтала о ребенке. О том самом малыше, которого все ждали. О наследнике герцогства Марсинов.

«Мы можем исцелить наши семьи, Эланна. Нам не удастся вернуть утраченное, навсегда ушедшее прошлое, но в наших силах предложить им будущее. Внука, о котором они мечтают. Мы можем дать им наследников».

Но прошло уже четыре месяца, а ребенка все не было.

Как и свадьбы.

Страх сковал сердце. Четыре месяца назад Рауль пылал страстью и мечтал как можно скорее стать ее мужем. Но ведь тогда он думал, что Эланна вскоре забеременеет, если уже этого не случилось.

И девушка тоже надеялась на это всем сердцем.

Она позволила своей мечте укрепиться в душе, когда в один день все разом рухнуло.

— Ничего страшного! Не в этот раз, — спокойно произнес Рауль, когда Эланна сообщила ему, что у нее начались месячные. — У нас есть время. И мы можем насладиться новыми попытками зачать ребенка.

Эланна снова вздохнула, проведя пальцем по оконному стеклу.

Она даже не была уверена, что «наслаждаться» — правильное слово.

О, без сомнения, в постели с Раулем она достигала таких вершин наслаждения, о которых даже не подозревала. И влечение Рауля к ней не ослабело ни на йоту. Он каждую ночь демонстрировал Эланне силу своей страсти. И говорил, что она красива, шептал тысячи комплиментов в пылу желаний.

Но никогда, никогда Рауль не произнес ни единого слова любви.

И потому Эланна чувствовала, что их отношения с Раулем — это палка о двух концах. Она становилась ближе Раулю с каждым днем, бесспорно. Она подарила ему свое сердце, которое всегда принадлежало ему одному. Но Рауль занимался с ней любовью только для того, чтобы «попытаться снова» зачать ребенка. Он ложился с ней в постель, потому что хотел ребенка сильнее, чем ее тело.

И до сих пор у них так и не получилось сделать малыша.

И они так и не поженились.

Ответ на все вопросы Эланны был очевиден: нет ребенка, нет свадьбы. Не нужно было даже произносить этого вслух. Это было ясно как день.

Эланна утерла предательские слезы. Она не могла позволить себе расплакаться. Девушка не была уверена, сможет ли остановить слезы, если те прольются из глаз. А тогда, по возвращении из Мадрида, куда Рауль уехал на день, он увидит ее опухшие красные глаза и потребует ответа на вопрос, почему Эланна плакала.

Девушка никогда и ни за что не посмела бы сказать ему об этом.

Четыре месяца, а ребенка все нет. Рауль свернул на дорогу к замку, погруженный в свои мысли. Четыре месяца, а наследник еще не появился.

И Эланна с каждым днем все больше нервничает.

Она всегда была очень эмоциональна. Но сейчас еще больше.

Девушка постоянно на пределе, разговаривает с ним отстраненно и даже перестала смотреть ему в глаза. Чаще и чаще Эланна находила оправдания, чтобы не находиться с ним в одной комнате. Единственным местом, где они общались, стала спальня. А там не нужны были слова.

В постели все было идеально.

Или нет?

Рауль припарковался, вышел из машины и достал с заднего сиденья букет роз. Нахмурившись, мужчина направился ко входу в замок.

Возможно, Эланна отдавалась ему с такой страстью только потому, что отчаянно хотела подарить внука своей матери. Этот будущий ребенок был единственной причиной, по которой они до сих пор были вместе.

Отец тоже начал нервничать, заключил Рауль, поднимаясь по каменным ступеням к главному входу. Каждый месяц Матиас спрашивал, нет ли надежды на появление наследника, и, получая ответ «пока нет, отец», качал головой и шептал что-то себе под нос.