Деньги - не проблема

9

В машине Терри сказал Дебби, что в действительности его не приглашали остановиться у Фрэна. Мэри Пэт беспокоилась, что он занесет в дом какую-нибудь болезнь, вроде холеры, или заразит глистами места общего пользования. Но раз Мэри Пэт с девочками в настоящее время во Флориде, а Фрэн собрался лететь к ним, это не имело значения.

— Вы чем-нибудь болели в Африке?

— Мы всегда кипятили воду и спали под москитными сетками, — ответил Терри, и перед его глазами мелькнуло гибкое тело Шанталь, — так что я почти уверен, что здоров. Глисты меня тоже волновали, но я ни разу ничего похожего не обнаружил.

Они сели в машину, Дебби завела мотор — «хонда-фран» была взята напрокат, — и тут заработало радио. Шерил Кроу запела, как встает солнце над бульваром Святой Моники. Дебби приглушила звук и спросила, слушал ли он музыку в Африке. Да, рок, конго-заирского производства, сказал он, пока Фрэн не прислал диски. Джо Кокер, Стили Дэн, Зигги Марли и «Мелоди Майкерс». Она спросила, любят ли туземцы регги, и он ответил, что никогда не думал о руандийцах как о туземцах, поскольку они носят одежду. Его экономка Шанталь носила модные юбки, яркую одежду. Потом Терри рассказал, как она потеряла руку ниже локтя во время геноцида. Как же тогда она убирала дом и готовила одной рукой? — удивилась Дебби. Она вполне справлялась, ответил Терри. Дебби поинтересовалась, привез ли он домой какие-нибудь сувениры на память. Только один — мачете, сказал он.

Терри догадывался, что она хочет поговорить вовсе не об Африке, но, может быть, Африка поможет подойти к этому разговору. До Блумфилд-Хиллз по Вудворд-авеню — пять миль. Терри заметил, что на этой трассе устраивались когда-то знаменитые Вудвордские гонки. Наверное, она их не застала, заметила Дебби. Терри сказал, что раньше они жили на восточной стороне, поэтому он редко бывал в этих местах. Они с Фрэном вместе ходили в епископальное училище, а до того — в школу при церкви «Богородица — Царица Мира». Они болтали в таком духе, а потом Дебби проговорила:

— В этой церкви отпевали вашу мать.

— Вы были на похоронах?

— Да, а потом заходила в дом, где вы жили в детстве. Я видела вашу сестру…

— Она говорила с вами?

— Она не закрывала рта. Называла вас безрассудным во всех отношениях. Рассказывала, как вы любили, когда она читала вам вслух. Вы предпочитали «Жития святых», особенно рассказы о мучениках.

— Святой Агате, — сказал Терри, — отрезали грудь, после чего бросили ее на раскаленные угли.

— Какая неприятность, — пробормотала Дебби. И он догадался, о чем она подумала.

— Зато она стала мученицей. Но чаще христианок отдавали на съедение львам.

— А многие из моих друзей — язычники, — отозвалась Дебби. — Поклоняются идолам. Вы смотрели «Жизнь Брайана»?

— Да, Монти Питон — «Благословенны сыровары». Что они пели в конце, когда их распинали?

— Не помню, но это было здорово.

Они проехали ярко освещенные ряды подержанных машин.

— Вы были алтарным мальчиком?

— И каждый день вставал в шесть часов, чтобы идти на мессу.

— Ваша сестра считает, что вы стали священником из-за этого.

— Правда, в восемь лет я заглядывался на задницу Кэри Беднарк.

Дебби немного помолчала.

— Но потом вы все равно поступили в семинарию.

— Да, в Калифорнии, — ответил Терри.

— Но вы не приняли рукоположение до тех пор, пока не уехали в Африку?

— Так получилось.

— Вы принесли обеты там?

Подразумевалось — бедности, послушания и целомудрия…

— Это обязательно для рукоположения, — пояснил Терри, пытаясь понять, куда она клонит.

— Наверное, — проговорила Дебби, — когда вы жили в африканской деревне, вам нетрудно было соблюдать их.

— Почему вы так думаете? — поинтересовался он.

— Ну, это бедная страна третьего мира… И никого, перед кем надо отчитываться…

Это объясняло легкость соблюдения только двух первых обетов.

Приготовившись услышать, как она справится с обетом целомудрия, Терри спросил:

— И что же?

Но Дебби, удивив его, уклонилась от темы и спросила:

— И теперь вам надо раздобыть денег для вашей миссии?

— Я затем и вернулся. Священник, чье место я занял, отец Тореки…

— Да, ваш дядя. Фрэн мне говорил.

— Он возвращался домой и объезжал приходы в Детройте и собирал деньги, читая проповеди во время воскресных служб. Я, пожалуй, с этим не справлюсь. Проповедник я неважный. Когда я читал проповеди, меня переводили, и на киньяруанда это всегда звучало лучше. У меня много фотографий детей, большинство из них сироты, и эти фотографии раздирают сердце. Но я толком не знаю, что с ними делать. Помню, в школе у нас в классе стояла банка с надписью: «Для детей-язычников», и мы бросали туда мелочь, оставшуюся от денег на завтраки.

8 10