Деньги - не проблема

28

Как только трио закончило свое выступление, пианист сказал в микрофон:

— А теперь, чтобы пощекотать ваше чувство юмора, здесь с нами восходящая звезда комического шоу Дебби Дьюи из Детройта!

Он произнес это тем же скучающим голосом, каким обычно по телевизору возвещают о предстоящем показе вечернего фильма и пересказывают его краткое содержание. Когда Карлайл объявил ее первый раз, она сказала: «Я не щекочу чувство юмора».

Карлайл ответил:

— А я знаю. Но ведь не мы с тобой здесь заправляем, смекаешь? Мне велел так говорить босс, и я говорю.

Этот козел Рэнди!

— Ты мог бы говорить хотя бы не так тоскливо? — сказала она.

— Он велел сохранять джентльменский стиль, что для него означает сдержанно. А для тебя означает — правильно! — тоскливо.

Разговор, который сделал возможным такую ситуацию, — между Рэнди и Вито Геноа, — напомнил Дебби вынесение приговора в суде:

— Тони хочет, чтобы она выступала здесь три раза в неделю.

Рэнди сказал в своей характерной манере:

— У меня здесь не театр комедии. Это четырехзвездочный ресторан.

Вито будто не слышал его:

— Платить ей станете пять штук в неделю, и так десять недель. Потом поступайте как хотите.

— Заплатить ей пятьдесят тысяч! — проговорил Рэнди. — Помимо того, что я ей уже дал?

— Пять тысяч в неделю, — повторил Вито. — Можете списать их на убытки. Кроме того, эти десять недель вам не нужно будет платить комиссионные. Тони дает вам передышку.

— Интересно знать, что она дает Тони? — съехидничал Рэнди.

— Что, если я уже не хочу выступать? — спросила Дебби, сидевшая на стуле под Супи Сэйлс.

Вито взглянул на нее.

— Надеюсь, у вас хватит ума держать рот на замке, пока не приведется сказать что-то смешное. — Он снова повернулся к Рэнди: — А где Дуб?

— Я его не видел. Наверное, он уехал.

— А машину вашу отыскали?

— Нет еще.

— Думаю, это он застрелил Винсента и угнал ваш «кадиллак». А вы как думаете?

— Я понял, что насчет Дуба строить предположения бесполезно, — отозвался Рэнди. — Там, где дело касается Дуба, возможно все.

Дуб позвонил Рэнди из Огайо.

— Узнаете, кто это? Это я. Не хочу много говорить по телефону. Одного я сделал, а другого нет, потому что деньги ваши он не получил. А к вам я не зашел вы сами знаете почему — решил вместо этого оставить у себя вашу машину.

— Но она стоит в три раза больше, чем я тебе должен! — взревел Рэнди.

— Но ведь машина застрахована, да? Значит, все о'кей. Мне нужен только документ, чтобы я мог ее продать, если понадобится. Перешлите его на адрес парка Аттракционов на Сидер-Пойнт, где я сейчас работаю. Тут у них есть такие классные каталки — «Раптор», «Богомол», «Удар молнии», а еще «Железный дракон», «Ущелье дьявола»…

Когда Дебби позвонила Тони и, шмыгая носом, рассказала ему о случившемся, воскликнув: «Я держала в руках шанс всей моей жизни, а он обокрал меня! И это называется священник!» — Тони ответил: «Вы имеете в виду, что хотели обмануть его, только этот поп знал вас лучше, чем вы его, и преподал вам урок. Вы были невнимательны».

— Вы что-нибудь предпримете?

— Что, например? Пошлю своего человека в Африку? Это были ваши деньги, детка, а не мои.

— Тони, он конечно же ни в какой не в Африке! Что из того, что вы купили ему билет… Это последнее место, куда он отправится. Я не удивлюсь, если мне позвонят из Парижа или с юга Франции, и я услышу в трубке знакомый голос…

— Только не говорите, что вы убедили его покинуть церковь или что он вообще никогда не был священником, — сказал Тони. Дебби промолчала. — Я не желаю об этом слышать, вы поняли? Я не хочу больше слышать от вас подобных жалоб.

Дебби взяла себя в руки и проговорила спокойным, полным раскаяния голосом:

— Я просто так сказала. Я утаила от него чек, он его нашел, и я получила по заслугам. — И она заставила себя добавить: — По крайней мере, он потратит его на сирот.

— Значит, вы оговорили его со зла, потому что ненавидите проигрывать. Так?

— Да, и мне очень жаль.

— Вы станете его преследовать? Поедете в Африку, чтобы подцепить там какую-нибудь неизвестную болезнь?

— Нет, пожалуй, нет. Я справлюсь и так.

— Может быть, вас в какой-то мере утешит десятинедельный ангажемент с оплатой, скажем, пять тысяч в неделю? Вы хотя бы вернете часть денег.

— У меня не такое громкое имя, чтобы на это рассчитывать.

— Зато у меня такое, — сказал Тони.

Она перестала шмыгать носом.

— Вы сможете это устроить?

— Зачем бы тогда я об этом заговорил?

27