Деньги - не проблема

27

Он нажал кнопку звонка рядом с фамилией ДЬЮИ и при свете лампочки над дверью ждал, что в репродукторе раздастся ее голос или она сразу откроет дверь. Она, конечно, должна догадаться, кто это пришел. Терри еще раз нажал кнопку, подождал, потом отошел на тротуар и взглянул вверх на окна. Но тут вспомнил, что ее окна выходят на поле для гольфа. Тогда у нее он вышел на балкон и смотрел на пустое пространство, которое в той стране, откуда он приехал, все сплошь засеяли бы кукурузой. Ему еще подумалось, сколько земли пропадает даром. Он обошел кругом трехэтажное здание и увидел ее балкон. В квартире горел свет. Запрокинув голову, он крикнул: «Дебби!» В окне этажом ниже тоже загорелся свет. Он снова позвал ее и увидел силуэт за балконной дверью. «Это я!» Она увидела его наконец. Терри помахал рукой и побежал к подъезду, чтобы нажать кнопку. И все равно дверь открылась не сразу. Что она там делает? Дверь с жужжанием закрылась за ним, и он пошел пешком по лестнице к квартире 202.

На ней было розовое кимоно, которого он прежде не видел. Она улыбнулась ему, но как-то устало. А глаза не выразили ровным счетом ничего.

— Разве ты не самая счастливая девушка во всем городе?

— Я была в ванной, — сказала она и повернулась к нему спиной со словами: — Я думала, ты сначала позвонишь.

— Что случилось? Он приставал к тебе?

— Ничего похожего. Выпить хочешь?

Он прошел следом за ней на кухню.

— Так мы празднуем или как? Зачем он велел тебе остаться?

Дебби достала из холодильника поднос со льдом и с хрустом отколола кубики. На столе стояли ее бутылка водки и «Джонни Уолкер», с тех самых пор, как он впервые остался у нее на ночь. Рядом лежала ее сумка.

— Он о многом меня расспрашивал, — сказала она. — Он считает, что может мне помочь.

— Помочь в чем?

— Утвердиться на эстраде. Он даже мог бы устроить меня к Лено.

— Ну да, они же оба итальянцы.

— Он сказал, что у него есть связи.

— С тобой все в порядке?

— Я просто очень устала, — ответила Дебби и через стол подтолкнула к нему его бокал.

— Расскажи, что все-таки случилось.

— Он разорвал чек.

Вот так так! Терри взял бокал.

— Что ты хочешь этим сказать?

— То и хочу сказать. Взял и разорвал его пополам.

— Шутишь?

— А потом еще раз пополам. Вот это я и хочу сказать, когда говорю, что он разорвал чек.

— Тот самый, который он протягивает мне на фотографии?

— Тот самый.

— Но он сказал: все в порядке. Он дал нам слово.

— Терри, этот тип — грязный гангстер.

— Может быть, ты чем-то его разозлила?

— Он спросил, кто мой любимый комик, и я сказала — Ричард Прайер. А его любимый комик — Ред Скелтон.

— Значит, вы с ним не слишком поладили?

— А когда он сказал, что может мне помочь, я ответила: «Чем? Напишете за меня монолог?»

— Правда? Ты так прямо и сказала могучему мафиозному боссу? «Чем? Напишете за меня монолог?» — Терри замолчал, ему вспомнился один комический монолог, он мысленно его перефразировал: «Ты знаешь, как это делается, Тони. Берешь в руки ручку и…»

— Мысль, может, и неплохая — насчет монолога, — только несвоевременная. Что он ответил? — спросил Терри.

Подражая низкому и глухому голосу Тони, Дебби ответила:

— «Ты любишь рисковать, да, куколка?» Впрочем, «куколка» он не говорил, сказал только про риск.

— И вот ты рискнула, но риск не оправдался.

— Мне показалось, что ему это как раз понравилось.

— Тогда почему он порвал чек?

— Видимо, он с самого начала не думал отдавать его нам. Он очень практичный. Спросил, хочу ли я что-нибудь выпить. Я ответила: только если вы тоже будете. И он сказал: я не буду, значит, и вы ничего не получите. Он грубоват, но, в общем, интересный человек..

— Ты снова с ним увидишься?

— Нет! Конечно же нет. С чего ты взял?

— Ты назвала его интересным.

— Я имела в виду его манеру говорить. Я сразу подумала, что могла бы использовать для себя кое-что.

Тони взял бокал, взглянул на его содержимое и залпом выпил большую часть.

— Что ты сказала, когда он разорвал чек?

— Что этого следовало ожидать.

— Разве ты не удивилась?

— Удивилась! Но сказала так.

— А он что ответил?

Она закрыла глаза и снова их открыла.

— Терри, я страшно устала, я хотела бы лечь.

— Хочешь, чтобы я остался?

Она глотнула своей водки.

— Если ты сам хочешь.

— Скажи, что он ответил?

— Он переспросил: следовало ожидать? Я сказала что-то о том, как он делает деньги, не прямо, конечно, я не назвала его в глаза мошенником, а он ответил… — Она запнулась. — Он ответил: «Вы ничего не знаете о моих делах. И никто не знает». Потому что он предпочитает оставаться в тени, он, мол, не показушник. Он сравнил себя с тем парнем, который раньше играл за «Дельфинов», с Ларри Чонка, который сказал, веди он себя так — я решила, что мне это может пригодиться: как ведут себя профессиональные благодетели… — веди он себя так, тот, другой парень дал бы ему по мозгам.

26 28