Деньги - не проблема

19

На Келли-авеню Дебби, сидевшая за рулем, свернула направо, и они увидели ресторан «Приправа». «По воскресеньям закрыто», — прочитал Терри.

— Только не в том случае, если Тони выбрал его местом встречи, — сказала Дебби. — Который час?

— Двадцать минут пятого.

— Отлично. Эд не велел заходить раньше четверти пятого. — Она въехала на парковку. — Смотри-ка, это не твой ли приятель стоит у двери?

Она остановилась у входа в ресторан, покатая крыша которого и фасад в виде буквы «А» делали его похожим на швейцарский лыжный домик. Дебби подождала, пока Терри достанет с заднего сиденья сумку с фотографиями, и они вместе подошли к Вито Геноа, придерживавшему дверь.

— Как самочувствие, святой отец?

Это напомнило Терри, что ему надо сильнее сутулиться. Он с подчеркнутым усилием повернул голову.

— Думаю, что буду жить.

Вито провел их внутрь, бросив на ходу:

— Вам не стоило говорить мне тех слов.

Терри, продолжая держать неподвижно шею, повернулся к нему всем корпусом:

— Я по-прежнему готов принять вашу исповедь.

Они прошли через весь пустой ресторан, погруженный в полумрак, и невысокий подтянутый мужчина, которого Дебби запомнила со вчерашнего вечера, Винсент Морако, жестом подозвал их к круглому столу. Она увидела Тони Амилью в синем утепленном жакете, который внимательно разглядывал их, слушая что-то говорившего ему Эда и время от времени кивая головой. Она не знала, следует ли им сесть к столу. Похоже, что не следовало, потому что Эд предостерегающе взглянул на них — он явно был начеку — и произнес:

— Вы, конечно, понимаете, что это не дружеские посиделки. Я уже сказал мистеру Амилье, кто вы такие, поэтому можете сразу переходить к делу.

Терри приблизился к столу, держа в руке спортивную сумку, расстегнул «молнию». Эд сказал:

— Святой отец, вы хотите сделать подарок?

Терри не успел ответить, как Винсент Морако возник сбоку, взял у него сумку и заглянул в нее. Потом поставил ее на стол и сказал Терри:

— Я вынужден обыскать вас, святой отец, поскольку мы вас не знаем. — Тон его, впрочем, был довольно любезен. — Может быть, вы не тот, за кого себя выдаете.

Терри повернулся к нему и распахнул полы пиджака.

— Я прекрасно все понимаю. Прошу вас.

Дебби в это время не сводила глаз с Тони. Его лицо и лысеющий череп покрывал загар — результат зимы, проведенной во Флориде. На нем были дымчатые очки в металлической оправе, и его запросто можно было принять за удалившегося от дел бизнесмена средней руки.

Винсент Морако отошел назад, и Терри принялся аккуратно выкладывать на стол в рядок свои снимки. Дебби видела, как Тони закурил и что-то негромко сказал Эду, не проявляя видимого интереса к действиям Терри. Хорошо бы Терри заметил это и поторопился. Наконец он поднял голову и проговорил:

— Я уверен, что вам уже приходилось видеть фотографии беспризорных детей, брошенных на произвол судьбы. Таких, как эти, там тысячи. Их родители были убиты, зарублены мачете, и детям приходится рыться в отбросах в поисках еды. В моей церкви в Руанде лежат сорок семь тел — с того самого дня, как я служил мессу и видел, как их убивали, резали. Многим отрубали ступни ног — во время геноцида хуту творили подобное по всей Руанде.

Терри оперся ладонями на стол, застыл в такой позе на несколько мгновений, затем медленно, с видимым усилием выпрямился.

— Я вернулся домой, чтобы посетить приходы и собрать деньги для сирот. Но теперь не сумею этого сделать, из-за травмы, которую получил вчера, когда поскользнулся и упал в ресторане «У Рэнди».

Дебби пристально следила за Тони и Эдом. Никакой реакции. Терри нагонял на них сон. Она шагнула вперед:

— Святой отец, присядьте, не то упадете. — Быстро выдвинув стул, она помогла ему сесть. В глазах Тони мелькнул проблеск интереса.

— Если вы только позволите мне сказать, — обратилась к ним Дебби, — я постараюсь прояснить ситуацию. — Тони вроде бы кивнул, и она поспешно продолжила: — Я тоже в этом замешана. Если хотите знать каким образом, то виноват во всем этот членосос, нынешний владелец ресторана, который выманил у меня обманом шестьдесят семь тысяч долларов и отказывается их возвращать.

Она почувствовала, что завладела вниманием Тони.

— Когда я в другой раз его увидела, то наехала на этого сукиного сына автомобилем на глазах у свидетелей и получила три года исправительных работ на лесопильном заводе во Флориде. А когда освободилась, то узнала, что у Рэнди теперь денег куры не клюют, что он получил миллионы после развода и владеет процветающим рестораном в деловом центре. Я решила добиться справедливости. Я обратилась за помощью к отцу Данну — он друг нашей семьи — в надежде, что ему удастся заставить Рэнди раскаяться, осознать свою подлость и исправить содеянное…

18 20